Старый Новый Год.

12312312Под Старый Новый Год замполит выдал нам с Димычем увольнительные в город. Я предложил поехать к моей тёте и хорошенько покушать.
Тётя Валя встретила нас жареной картошкой с котлетками, салатиками и литровой бутылью самогона. Накрыв на стол, Валя удалилась, а мы принялись рубать домашнюю еду. Московский белёсый самогон был очень вкусен. Мы едва успевали закусывать. Когда тётя вновь нарисовалась в слегка покачивающемся дверном проёме, мы с Димоном уже запевали «Город над вольной Невой». Самогон тут же был конфискован. Праздник окончен. Сказав тёте спасибо, мы надели шинели и поехали в часть.
Подъезжая к станции метро «Парк Культуры» Димыч вкрадчиво спросил:
– А хочешь горячего шоколада? – Мы оба знали, что там, наверху,  в кафетерии у Парка Культуры, варили чудесный горячий шоколад. Я ответил сразу:
– Хочу.
У выхода из метро мы заметили патруль, но командир наряда куда-то отлучился, и нас не тронули.
В кафе Димыч усадил меня за столик и исчез. Вскоре он появился с двумя стаканами, украшенными тёртым шоколадом, лимонными дольками и торчащими, как антенны, коктейльными трубочками.
– Димон, ты обалдел! – обрадовался я.
– Так, Вовик, по коктейльчику, а шоколад уже варят…
Вечер был прекрасен. Мы просадили всё, что у нас было. Выйдя из кафе, мы твёрдо решили, что вот теперь – уже точно всё, больше никуда, теперь прямиком только в часть. Подходя к метро, я вспомнил о патруле.
– Димон, надо идти к другому входу, здесь повяжут.
– Вовик, – Димыч обнял меня, – Во-вик, дорого-ой мой, они же нас не увидят! Посмотри, уже темно! И потом, я патруль кожей чую за 200 метров!
Я знал, что Димыч врёт, но мне так хотелось верить, что именно мой друг за 200 метров безошибочно кожей чует патруль, что я, махнув рукой сказал:
– Пошли.
Когда Димыч перешёл на строевой шаг – а именно так положено было подходить к патрулю – я подумал, что он дурачится. Решив не отставать от друга, я подхватил полы его шинели и, размахивая ими как крыльями, запел: «На ширинках у солдат пуговицы в ряд…».
Димыч, раскачиваясь, как маятник, продолжал упорно чеканить шаг, при этом он постоянно подавал мне рукой какие-то знаки. И тут я увидел бегущий к нам навстречу патрульный наряд. Бойцы, отдав честь, предложили проследовать к стоящему в сторонке командиру патруля. Мы подошли. Офицер, в припорошенной снежком шинели, с закрученными бравыми усами, был очень похож на Чапая. Полистав увольнительные, он решил осмотреть наш внешний вид и, повернувшись ко мне, скомандовал:
– Круу-гом!
А мне спьяну послышалось: «С Новым Годом!». «Какой хороший человек, хоть и военный», – подумал я и, расплывшись в улыбке, ответил:
– И Вас также, товарищ капитан!
– Что-что? – удивлённо переспросил он.
– И Вас со Старым Новым Годом! – радостно повторил я. Димон выразительно закатил глаза. Капитан внимательно посмотрел на нас слегка поводил носом:
– Ребята, да вы же пьяны!
– Никак нет, товарищ капитан, – ответили мы одновременно.
– Да что «нет»! От вас же несёт!
– Быть такого не может, – сходу пошёл в отказку Димыч.
– Так ведь праздник, товарищ капитан, – подхватил я, – люди тут гуляют, выпили, вот от них и пахнет.
– Пахнет, говорите? – усмехнулся капитан. — Ну-ну.
Он посмотрел на нас, полез в карман и достал трубочку.
– Ну что, будем экспертизу проводить?
Экспертизу проводить не хотелось. Сразу как-то стало всё безразлично. Я стоял и молча рассматривал снежинки на капитанских погонах. И тут Димона как пробило. Он взглянул прямо в глаза капитану и тихо сказал:
– На Ваше усмотрение, товарищ капитан.
Офицер поджал губы, помолчал, оглянулся:
– Значит, так. Сейчас дуете прямо в часть. Если вас где-нибудь заберут – на «Парке Культуры» вас не было. Ясно?
– Так точно! Спасибо!!! – Мы вытянулись, отдали честь. Я не удержался и ещё раз от всей души поздравил капитана с наступающим Старым-Новым Годом.
Это был январь 1985-го.
Прошло много лет, а этого капитана, которого я и видел-то всего каких-то несколько минут, мне не забыть. Настоящий Русский Офицер.
17.05. 2012г.